Почему в Германии верили, что смогут одолеть СССР за несколько месяцев

До сих пор не найдено ни одного документа, где были бы обозначены сроки, в которые гитлеровский вермахт планировал закончить войну с СССР.

Но всё свидетельствует о том, что германские стратеги предполагали достичь своих целей в течение одной кампании – путём молниеносной войны (блицкрига). Косвенные данные есть в планах кампаний, которые предполагалось провести после завершения операции «Барбаросса» против СССР – их начало рассчитывалось на ноябрь 1941 года. Следовательно, до этого срока в Берлине надеялись покончить с СССР. А когда начало кампании превзошло самые смелые ожидания нацистских руководителей, то начальник германского Генштаба сухопутных войск генерал Гальдер 3 июля 1941 года записал в свой дневник, что война с СССР выиграна в течение двух недель.

На чём же базировалась уверенность не только Гитлера, но и всех его генералов, в том, что удастся быстро разгромить Советский Союз? Это была мысль не одного Гитлера. Показательно, что, например, перед началом наступления на Францию в рядах немецкого генералитета была серьёзная оппозиция гитлеровским планам. Многие германские военачальники сомневались в способности вермахта молниеносно разгромить Францию. Перед вторжением же в Советский Союз из рядов гитлеровского генералитета не раздалось ни одного скептического голоса. СССР считался противником, стоявшим по своим качествам куда ниже Франции.

На две причины, которые вселяли уверенность в немецких военных, указал первый историограф Второй мировой войны из числа генералов вермахта – Курт фон Типпельскирх. Он писал:

«Отборные командные кадры русских пали жертвой широкой политической чистки в 1937 г. Русско-финская война вскрыла недостаточную тактическую подготовку среднего и младшего командного звена».

Итак, немцы считали, что Сталин обезглавил Красную Армию, лишив её вследствие своей подозрительности большей части способного командного состава. Крайне неудачные действия советских войск в ходе зимней 1939/40 гг. войны с Финляндией определённо вдохновили гитлеровских стратегов на нападение. Они рассчитывали, что легко справятся с такой армией.

Типпельскирх указал на ещё одну, пожалуй – главную, причину, почему гитлеровское руководство с лёгким сердцем решилось на войну с Советским Союзом: «В политических кругах Германии сильно надеялись на то, что после крупных военных неудач советское государство рассыплется».

Вот это, пожалуй, самый основной мотив. Несмотря на успехи индустриализации в СССР, нацисты рассматривали Советский Союз как этакий failed state, колосс на глиняных ногах, который достаточно только толкнуть. Их уверенность в неполноценности СССР базировалась на предвзятой точке зрения и зиждилась на убеждённости в расовом превосходстве немцев над славянами и евреями (кстати, несмотря на значительную политическую чистку, проведённую Сталиным в 1937-1938 гг., немцы считали, что власть в СССР по-прежнему, как и в первые годы после революции, принадлежит евреям).

Они полагали, что революция 1917 года лишила Россию её правящего сословия – «германского» по происхождению, как казалось нацистам – а пришедшие ему на смену евреи и выходцы из низших слоёв славянского населения по своим качествам сильно уступают дореволюционному дворянству (весьма странное убеждение: ведь именно эти «евреи» и «славянские низы» сумели в гражданскую войну победить тех самых «германских по происхождению» дворян). Если Германия практически победила ту царскую Россию (и победила бы сокрушительно, если бы не война на два фронта), то тем более она сможет одолеть Советский Союз, руководимый «расово неполноценными» элементами. Так думали в Германии.